Вспомнить всё…

Жители Псковской области готовы предъявить латвийским фашистам свой счет за преступления в годы Великой Отечественной войны на оккупированных территориях региона.
латвийский СС
 

Каждый год 16 марта в Латвии отмечают, как День легионера СС. И каждый год одновременно с недобитыми фашистами на улицы Риги выходят те, кто решительно выступает против попыток политической верхушки страны обелить бывших бойцов подразделений Waffen SS. К этой антифашисткой колонне могли бы присоединиться и потомки псковичей, которые в годы войны стали жертвами головорезов из латвийских батальонов. И это не образная фигура речи…
Согласно данным архива администрации региона,  до начала войны в 1941 году на территории Псковской  области проживало почти полтора миллиона человек. После освобождения, к началу 1945 года, численность населения составила всего 500 тысяч. За четыре года оккупации были расстреляны, повешены и сожжены 391 607 мирных жителей. Угнано в Германию и другие страны почти 150 000 человек; стерты с лица земли более 5 тысяч деревень области. Немаловажная деталь: большая часть населения области была уничтожена в результате действий полицейских и карательных отрядов из числа прибалтийских коллаборационистов. По свидетельствам очевидцев в зверствах против мирного населения особенно отличились латышские легионеры.
Как и откуда они возникли? После поражения под Сталинградом в конце января 1943 года, Гитлер провозгласил «всеобщую войну» и отдал приказ: сформировать несколько иностранных боевых подразделений в составе Waffen SS. В их числе были и латышские добровольческие дивизии СС. В ноябре 1943 года они вступили в свой первый бой при Новосокольниках в Псковской области, чтобы остановить советское зимнее наступление. Но вояками они оказались плохими, поэтому их хозяева решили бросить «союзников» на борьбу с местным населением и партизанами, где они показали себя во всей красе. Так, в ходе карательных операций «Генрих» и «Рождественская ночь» (декабрь 1943 года) в южных районах Псковской области – Себеже, Идрице и Невеле, самое активное участие принимал 1-й полицейский полк «Рига», численностью до 2300 человек. В ходе «экзекуции» было сожжено 12 деревень и уничтожено более 7 тысяч человек. Вот любопытные мемуары, которые еще в 1956 (!) году опубликовал эмигрантский журнал «Часовой». Автором этих воспоминаний стал бывший поручик по особым  поручениям РОА, некто Балтинш, который сообщает своему непосредственному начальству о том, какой след оставили латвийские легионеры. Всего несколько красноречивых цитат:
- В 1944 году я приехал в деревню Морочково. Она была вся сожжена. В погребах хат располагались латвийские эсесовцы… Мне удалось поговорить с некоторыми из них по-латышски. Я спросил: почему вокруг деревни лежат не погребенные трупы женщин, стариков и детей – сотни трупов?
- Мы убили их, чтобы уничтожить, как можно больше русских. – ответил один из легионеров. После этого он повел меня к сгоревшей хате. Там лежало также несколько обгорелых тел, присыпанных соломой и пеплом.
- А этих мы сожгли живьем. – добавил он.
Когда латышская часть уходила, то она взяла к себе в заложники несколько женщин из местных, в обязанности которым вменялось также стирать белье солдатам, топить бани, чистить помещение и т.п. После ухода этой части я с помощью нескольких человек разрыл солому и пепел в сгоревшей хате и извлек оттуда обгорелые трупы. Их было семь. Все они были женскими. У всех к ногам была привязана проволока, прибитая другим концом к косяку двери. Сколько же мук  перенесли несчастные, прежде чем они умерли?! Мы сняли проволоку, вырыли семь могил и похоронили несчастных, прочитав «Отче наш» и пропев им «Вечную память». Немецкий лейтенант пошел нам навстречу: он достал гвозди, доски, соорудив семь православных крестов, написав на каждой из них «Неизвестная русская женщина, заживо сожженная врагами русского народа – латвийскими эсесовцами»…Крестьяне горько рыдали, рассказывая о том, что им пришлось пережить за время пребывания здесь латышских эсесовцев. В мае в деревне Кобыльники в одной из ложбин я видел около 3 тысяч (!) трупов расстрелянных крестьян, преимущественно женщин и детей… Не помню название деревни, в которой нас привлекла туча мух, круживших над деревянной бочкой, заглянув в нее, я увидел в ней отрезанные мужские головы…»
Уцелевшие рассказывали, что расстрелами и другими злодеяниями занимались люди, говорившие по-русски. При этом на левом рукаве у них были красно-бело-красные флажки.
Вызывает недоумение, что открывая «новую эру» в борьбе с наследием прошлого, современные латвийские исследователи не любят вспоминать о том, какой урон нанесла гитлеровская оккупация и самой республике. Между тем на Нюрнбергском процессе, очевидность которого в республике пытаются оспорить, с пугающей педантичностью было установлено, что всего в Латвии (помимо истребленных фашистами 6700 детей в тюрьмах и застенках гестапо и 7000 тысяч – в лагере Саласпилс) в ходе массовых репрессий было умерщвлено 17 765 детей. Сюда же можно приплюсовать еще 70 тысяч человек, а это практически вся еврейская община Латвии**. И это далеко не полный список злодеяний против собственного народа. С другой стороны, если подходить к истории оккупации Латвии с точки зрения ее экс-президента г-жи Вике-Фрайберги, то и «Саласпилс в годы войны был ни чем иным, как лагерем труда и отдыха». Впрочем, она не единственная, кто пытается сегодня обелить бывших ветеранов СС. На днях стало известно, что группа латвийских историков готовит особый информативный материал о 16 марта, с целью противостоять «различным прокремлевским организациям, псевдоученым и активистам, которые используют эту дату для дискредитации Латвии», об этом сообщает газета Latvijas Avīze.

Как пишет далее издание, в данном материале будет проанализирована российская пропаганда в связи с 16 марта в Латвии, когда в день памяти участников Латышского легиона ваффен СС в Риге пройдет марш бывших пособников гитлеровцев. Хорошо бы, чтобы в пылу своего идеологического запала те, кто сегодня пытается реабилитировать эту недобитую свору, перелистали документы, которые проливают свет на судьбу Латвии в случае победы гитлеризма. А точнее, как Германия и ее верхушка собиралась «осчастливить» своих союзников из стран Балтии. Для этого следует обратиться к воспоминаниям личного врача Гиммлера – некто Керстена (по происхождению прибалтийский немец). В своей книге «Мертвая голова и преданность» он без обиняков пишет, что «Гиммлер планировал вывезти всех эстонцев, латышей и литовцев в район Архангельска и Онежского озера». И еще одна любопытная деталь: особой строкой была прописана участь интеллигенции. Латышскую, например, «надлежало немедленно депортировать сразу после оккупации в исконно русские болота»**. Если бы этот план на самом деле удался, то может быть те, кто готов шагать по улицам Риги под  знаменами со свастикой, встречали бы весну  не на берегах Даугавы, а где-нибудь в «исконно русских болотах». Впрочем, такие «мелочи» не волнуют лидеров новой «демократической Латвии», которая забвение итогов Второй мировой войны считает одним из краеугольных камней «истинно европейский ценностей».

Сергей Некрасов, наш корр., Псков.

*Цитируется по книге В. Спириденкова и Ф. Акперова «Цена победы (себежане в Великой Отечественной войне»), 2007 год
**Цитируется по книге «Латвия под игом нацизма», М., 2006 год, издательство «Европа».

Автор: 

  • Сергей Некрасов