Да здравствует наш Верховный суд! Самый Верховный суд в мире…

Сенсации не произошло - Верховный суд России отменил решение своих областных коллег, которое касалось 100%-й оплаты жилищно-коммунальных услуг учителями-пенсионерами. «Главный региональный» не раз обращался к этой проблеме, однако высшая судебная инстанция страны решила, видимо, поставить в этом вопросе окончательную точку

Напомним, что речь идет об учителях-пенсионерах (по области всего-то около 300 человек), которые имели право не платить за коммуналку. По какому-то еще советскому закону страна брала на себя эти обязательства. Но тут, как не кстати, грянул кризис, и областная администрация решила пойти по гайдаровскому пути и монетизировала эту «педагогическую льготу». Было предложено ограничить оплату 1100 рублями и ни в чем себе не отказывать. Областное Собрание подавляющим большинством поддержало это решение, а дальше началось самое интересное…

На защиту пенсионеров грудью встали псковские профсоюзы. Они довели дело до суда, где в качестве заявителей выступила, в том числе, и областная прокуратура. Об этой исторической победе протрубили, кажется, все средства массовой информации области. Однако радость оказалась преждевременной: Верховный суд отметил решение своих псковских коллег и обязал платить за коммуналку 100% - минус 1100 рублей от щедрот господних.

Если учесть, что в районных центрах (том же Пыталово или Дедовичах, например) оплата услуг ЖКХ достигает баснословных для нищенской пенсии размеров – до 9 тысяч рублей, то можно представить какой удар кошелькам региональным педагогическим бабушкам нанес Верховный суд. Все это дало право Ульяне Михайловой, лидеру псковский профсоюзов, поджав губы, дипломатично сказать, что «решение Верховного суда не сделало наших ветеранов богаче». Как оказалось, удар под дых защитникам благосостояния пенсионеров нанесла нежданно-негаданно Генеральная прокуратура, которая, оценив расходы этой статьи бюджета, сделала вывод, что, дескать, они не уменьшились. Поэтому говорить об ухудшении материального положения граждан не приходится. Суд посчитал эти доводы решающими, и вынес свой вердикт.

При этом в недвусмысленном положении оказалась псковская прокуратура. Она-то выступала на суде в качестве заявителя, поддержав иск педагогов. Эта странная коллизия, когда один прокурор по сути дела подставил другого, прекрасно иллюстрирует древнюю поговорку: у двух юристов обязательно три мнения. Скорей всего, теперь они откажутся от своей первоначальной позиции, тем не менее облсовпроф намерен идти до конца и готов обратиться, аж, в Конституционный суд, чтобы доказать свою правоту. Высказали свое отношение к случившемуся и чиновники областной администрации:
дескать, вот теперь-то, с решением верховного суда, социальная справедливость наконец-то и пришла в дома наших простых сельских тружеников.

- С вступлением в силу данного Закона у тысячи учителей размер компенсации увеличился в несколько раз. – такой вот посыл.

В чем же социальная справедливость? Чтобы взять у одних и раздать другим?  Ну… это мы когда-то проходили почти сто лет назад, в 1917. Правда, лозунг при этом был другой: экспроприация экспроприаторов. Анализируя эту ситуацию, можно сделать на первый взгляд неожиданный вывод о том, что в нашем "прекрасном и яростном мире" понятия «справедливость» и «чиновник» не совместимы в принципе. Справедливость - это категория даже не юридическая, а эмоциональная. Волк – санитар леса – справедлив в своем желании съесть отбившегося от стаи лося. При этом последнему невдомек, что высшая справедливость заключается даже не в том, что волк будет сыт, а в том, что поголовье лосей вырастет здоровым. Выходит, что, затягивая по само «не могу» пояса наших ветеранов, чиновник заботится о том, чтобы уже новые поколения учителей… бежали из села, чтобы не стать потом жертвами очередного витка отечественной справедливости. Может, кто-то подзабыл, как в свое время получали эти самые «хрущевки» недавние выпускницы нашего педагогического института? Напомним… В те конце семидесятых прошлого века пария и правительство ставили задачу: закрепить молодежь на селе. С этой целью педагогической поросли предлагались квартиры с полным коммунальным пансионом. Нашлись такие, которые согласились на это житье-бытье. Прожив в «мягких муравах» всю жизнь они полагали, что своим служением полностью искупили тот самый подарочек. Но не тут-то было, что только подтверждает христоматийную истину: государство – это аппарат насилия. В каком виде будет это насилие – трудно сказать, но… это уже прерогатива государства придумать способ, как это сделать в особо извращенной форме.

Впрочем, у псковских профсоюзов теплится робкая надежда, что свое слово в этом каверзном деле скажет и Конституционный суд. Тем более, что в отечественной практике были подобные случаи (например, в Краснодаре), когда схожее судебное решение отменялось. Блажен, кто верует…

Автор: 

  • Сергей Некрасов