Предательство памяти

Вновь ручка в руках корчится, строчка ложится навзничь. Волнуясь, я пишу материал в газету и сомневаюсь, поймут ли меня читатели, особенно те, кто слабо знает историю Великой Отечественной войны, кто относится к ней равнодушно, с цинизмом, люди с новым мышлением и собственным видением всего и вся. Но как журналист, смолчать не могу.

Не так давно я писал статью о поездке делегации Оленинской средней и Холмецкой основной школ на 16-й Международный слет школьных музеев Боевой Славы в город Духовщина Смоленской области, которую в числе других армейских частей и подразделений освобождала 158-я Лиозненско-Витебская орденоносная дивизия. Тысячи и тысячи бойцов Красной Армии полегли на пути от нашего Холмеца до Духовщины. Вечная им память.

Организаторы слета показали его участникам братские воинские захоронения. Мы побывали и на Жуковских высотах, где гвардии рядовой Василий Соловьев повторил подвиг Александра Матросова и Абрама Левина, закрыв грудью огневую точку немцев.

Наша делегация посетила музеи Боевой Славы, ознакомилась с их богатыми фактическими материалами, узнала много нового из истории войны. Каждый из нас, в том числе и юные участники слета, с гордостью осознавали, что память о кровопролитных боях, о солдатах и офицерах Красной Армии, о мирных жителях, сгинувших в пламени войны, и сейчас, спустя 70 лет, крепко хранится в сердцах россиян. Патриотические чувства, гордость за мужество участников тех страшных событий, за героизм освободителей земли русской от непрошенных гостей переполняли наши сердца. И пусть эти строки не покажутся вам, наши читатели, слишком пафосными, атмосфера слета была действительно приподнятой.

Со дня этого мероприятия прошло больше месяца, но я до сих пор не могу понять, с какой целью его организаторы устроили для нас экскурсию на мемориальное немецкое кладбище, которые в эти демократические времена начали открывать на земле победителей, водрузивших Красное знамя Победы над рейхстагом и добивших фашистского врага в его логове.

Возвели подобное сооружение и на одном из смоленских полей, где совсем еще недавно голубыми огоньками зацветал лен, а, возможно, колосилась рожь. То, что построили немцы, разительно отличается от наших скромных братских захоронений, от чего становится стыдно за наше богатое, могущественное государство, у которого хватает средств на строительство полей для игры в гольф и яхт-клубов, на содержание футбольных и прочих команд, сформированных из иностранцев, но нет лишней копеечки на то, чтобы создать достойный мемориал на месте гибели Василия Соловьева и других героев. На нескольких гектарах прусаки возвели грандиозное сооружение. С немецкой тщательностью спланировали землю, засеяли ее газонной травой, окружили поле земляным валом, построили вход в своем готическом стиле. В центре мемориала высится огромный немецкий крест, проткнувший русское небо. В тот день, возможно от боли и тоски, оно хмурилось и плакало мелким дождем…

К бетонному исполину ведут дорожки — лесенки, а вокруг установлены гранитные плиты, испещренные именами и фамилиями погребенных фашистских захватчиков. Отто и Карлы, Фрицы и Фридрихи — молодые, рожденные в 20-х годах прошлого века солдаты вермахта, так и остались лежать в той земле, которую они мечтали завоевать, которую жгли огнем своих огнеметов, терзали гусеницами танков, калечили разрывами снарядов. Вступив на территорию кладбища, ты понимаешь, что это другое государство, а Россия осталась там, за земляным валом. И легкий холодок пробегает по твоей спине. С фотографии, оставленной у основания одной из плит, тебя пронзает стальной взгляд немецкого офицера, в котором сквозит сожаление по поводу того, что цель, к которой он стремился 70 лет назад, так и не была достигнута.

Да, по-человечески, мне жаль этих молодых немцев, ведь они, также как и их русские ровесники, не увидели мирной жизни, но, считаю, получили по заслугам.

В этом вопросе я не сторонник толерантности. И пусть меня осудит любой, но и в моей семье пропали без вести, погибли в боях в годы войны три человека, еще двое умерли, надорвавшись на трудовом фронте. А сколько таких семей в России?! Зайдите в любой дом и вы услышите свою достоверную историю о Великой Отечественной. Сколько дедов и отцов, братьев и сестер потерял наш народ в том пекле? Сколько матерей умерло в тоске и горе, в ожидании сыновей, не вернувшихся с полей сражений?

Говорят, время лечит боль. Не согласен. Оно ее только притупляет. А память живет в наших сердцах, и вопрос: «Зачем вы пришли на нашу землю?» пульсирует в моем сознании по сей день. И я не приемлю такой примиренческий ответ: «Они не виноваты, так сложилась жизнь. Их послали воевать с Советами…». Сегодня мы слышим его из уст продвинутых соотечественников, готовых не только предать память погибших, но и продать своим вассалам страну.

В это нелегкое мутное время российские либералы от демократии, выслуживаясь перед Западом, стремятся переписать историю Великой Отечественной войны. В своих статьях и псевдонаучных трактатах они стараются обелить агрессоров, вызвать в сердцах россиян жалость к тем, кто ранним июньским утром 1941 года с огнем и мечом пришел на нашу родную землю. Очень точно по этому поводу сказал недавно ушедший от нас поэт Валентин Штубов:

Я в нынешнем бессилен разобраться,

И надо ли -не понял я пока,

Но чувствую душою: есть мерзавцы,

Кому России честь не дорога…

Постояв в задумчивости у гранитных плит с немецкими именами, мы подошли к небольшому экскаватору, который неподалеку своей железной рукой закапывал очередной ров с уложенными рядами картонными гробами. (Германия всегда отличалась рачительностью, и даже останки своих сыновей, погибших в годы войны, она хоронит не в деревянных, а в бумажных гробах…)

От упавшего с ковша кома земли картон провалился, и из-под него вылезли кости некогда живого фашистского захватчика. Он и тысячи его сослуживцев обрели последний приют в той земле, которую они хотели захватить. Можно сказать, что это у них получилось. Живые фашисты бежали под напором Красной Армии, а этим беднягам «повезло», им достался кусочек русского поля, один на всех, их потомки и родственники за ценой, видимо, не постояли, вот только «захваченная» таким образом частичка русской земли не в тех масштабах, о которых немцы мечтали в 41-м, делая первый шаг в сторону своего полного краха.

Предательство живо во все времена. Оно было в войну, оно есть и сейчас. И продажу русской земли под немецкие кладбища я считаю гнусным предательством. Кто-то из власть придержащих хорошо наживается на этих манипуляциях. А немцы, возводя мемориалы, будто напоминают нам о том, что они здесь были и будут всегда. Это также кощунственно, как установить на кладбище памятник бандиту, убившему невинного человека, установить рядом с могилой его жертвы. Разница лишь в том, что наши солдаты никогда не были жертвами фашистской агрессии, они бились до последней капли крови за свободу своего народа.

На том духовщинском мемориале, около гранитных плит с оттами и фрицами я стоял рядом  с ветераном войны из Витебска, 88-летним В. Д. Терещенко. И он тихо сказал: «Мое сердце разрывается от боли. Возводить такие немецкие мемориалы на нашей земле — это предавать память павших советских солдат, боровшихся за освобождение Советского Союза и Европы от коричневой чумы фашизма. Мало им будет этого поля, уничтожили их здесь очень много, я был участником тех боев. У нас, в Беларуси, такие вопросы давно решены на правительственном уровне, и никто о возведении немецких кладбищ даже думать не смеет…»

Говорят, что такой же мемориал сооружен и в соседнем с нами Ржеве, наверное, в благодарность погибшим немцам за то, что они сравняли этот старинный город с землей. Не знаю, на том кладбище я не был и видеть это предательство не желаю. Наш путь — к тем братским могилам, где покоятся герои Великой Отечественной — советские солдаты.

И все же, несмотря на мракобесие времени, в котором мы существуем, светлая память о павших на полях сражений бойцах Красной Армии, расстрелянных и замученных фашистами мирных жителях, вечно живет и будет жить в сердцах нашего народа. Верю, что и грядущие поколения россиян не предадут ее никогда.

В этом я убедился, побывав на 16-м Международном слете школьных музеев Боевой славы 158-й Лиозненско-Витебской орденоносной стрелковой дивизии, где увидел бережное, уважительное отношение молодежи к истории войны и памяти павших. В этих юношей и девушек, не сомневаюсь, можно верить, они никогда не предадут…

Автор: 

  • Алексей ЗАМАРАЕВ